30.12.2014 23:12
Футбол и Эбола

Эта история началась 5 лет назад, когда Джон Маккинстри оставил гламурную жизнь на Манхэттене и приехал в бедное и пустынное Сьерра-Леоне. Она закончится, когда тот на Рождество пройдет через переднюю дверь семейного дома в Лисберне, Белфаст, пережив невероятное время в современной футбольной истории. Очень немногим 29-летним удавалось возглавить национальную футбольную команду. Ни одному не приходилось делать это, когда страна была поставлена на колени лихорадкой Эбола.

 

- Мне очень грустно, я очень переживаю. Прощание со Сьерра-Леоне было трудным, я не мог держаться в отдалении от вещей, которые происходят здесь, ведь я выкладываюсь эмоционально; эта страна стала частью меня.

В 2009 году он был обычным тренером в академии "Нью-Йорк Ред Буллз". Ничего не предвещало резких перемен, но тут прозвучал звонок, который изменил его жизньМаккинстри был назначен техническим директором "Академии Крейга Беллами" на окраинах Фритауна в Сьерра-Леоне в возрасте 24 лет. Вскоре он стал ее менеджером, упрощённо говоря - главным тренером. 

 

В то время "Львиными Звездами" управлял швед Ларс-Олоф Маттсон, с 2011 по 2013 гг. Ларс-Олоф Маттсон ушел с поста в марте 2013-го, и тогда взор футбольных чиновников Сьерра-Леоне пал на молодого менеджера академии. "А почему бы и нет" - пронеслось в их голове. Джона Маккинстри назначили тренером сборной на временной основе. 3 первых матча - победа, ничья и поражение - и вот у него на руках уже полноценный контракт. Подозрения, сопровождавшие его назначение, испарились.

- В Африке пожилые люди массово уважаемы. В их иерархии больше всего важен возраст. Поэтому старшие тренеры был шокированы, когда мне дали такую возможность, а им - нет. Однако когда дошло до реального дела, я оказался самым квалифицированным для данной работы.

Отмечает Джон и игроков:

- Футболисты были очень патриотичны. Они обеспокоены происходящим в их стране. Как те, кто вырос дома, так и те, кто был вынужден бежать от гражданской войны, видеть еще одну катастрофу в их стране - это не то, что они хотели бы. Мы верили в свои силы, мы были сплочённой командой. Но вспышка лихорадки Эбола все изменила. Обстоятельства сложились так, что, в конце концов, это стало невыполнимой задачей.

 

Маккинстри сошел с трапа самолета в Лондоне. Он не спал практические двое суток. Путешествие в аэропорт Фритауна было сделано на лодке, чтобы избежать некоторых областей, наиболее пострадавших от лихорадки Эбола. Ранний рейс означал пересечение страны ночью. Ночь в аэропорту, один самолет в Марокко, другой в Лондон с последующим медицинским осмотром таможенниками. Его время в Сьерра-Леоне подошло к концу. Память о нём, однако, будет жить ещё долго.

- Месяц назад или около того, когда я отправился во Фритаун за поставками, я стал видеть больше групп реагирования на Эболу, в полностью желтых защитных костюмах. Вы можете увидеть скорую помощь, которая проезжает мимо, и даже водитель будет находиться в полном снаряжении. Когда вы видите, что это действительно может прийти в ваш дом, то понимаете, насколько серьезна ситуация.

 

Маккинстри предложили выход, безопасную дорогу домой в июле, но он отказался. Многие из игроков Академии были из зараженных районов, и он чувствовал, что он был обязан остаться, а не уйти и подвергнуть футболистов опасности. Вместо этого он закрыл академию на карантин.

- Когда началась вспышка, много людей бежало в поисках укрытия. Но Эбола - болезнь контакта и если вы удалите контакт, то устраните риск. Что мы и сделали. Мы перевели всех за стены. У нас были генераторы энергии, ёмкости для пресной воды, у нас были комнаты в общежитии, классы и футбольное поле.

В Северной Ирландии его семья была все более и более обеспокоена ситуацией. Хотели ли они вернуть его домой?

- Они хотели получить информацию. Они хотели знать, что происходит, чтобы знать, что я в безопасности, и мальчики в академии тоже.

Вирус Эбола всё же стоил Маккинстри его работы в качестве главного тренера. Но прежде, чем тот рассказал, как он пришел к концу, он рассмотрел вопрос о том, как все начиналось.

- Когда дело доходит до футбола, уверенность - это явно не то, чего мне не хватало. В Ньюкасле есть поговорка, застенчивые дети не получают ничего - если вы не спросите, вы не получите. Это было моё отношение к работе в Сьерра-Леоне. Я знаю, что мне было 27, но если бы они сказали "нет", ничего не было бы потеряно. Если бы они сказали "да", это должно было бы стать началом захватывающей новой главы.

Маккинстри наблюдал каждый домашний матч сборной лично, каждую выездную игру по телевизору, он смотрел, как они тренировались, изучал игроков.

- Я думал, что являюсь лучшим человеком для этой работы. Когда я попал в комнату с лицами, принимающими решения, я рассказал им, как я могу победить Тунис, каким видел наше общее будущее. Каждый член группы ушел с досье. Я сказал им, что они могут хранить и использовать его, даже если они не выберут меня. Два дня спустя они предложили мне работу.

Маккинстри выдал впечатляющий старт, проиграв только один из первых шести матчей и выведя Сьерра-Леоне в топ-50 мирового рейтинга ФИФА (выше Северной Ирландии, Камеруна, Сенегала) и на 7 место в Африке. 

- Игроки могли увидеть дополнительные усилия, которые мои сотрудники и я прилагали. Мы старались привнести что-то новое перед каждой игрой, будь то напитки или энергетические батончики, или новое тренажерное оборудование. Если бюджет не совсем позволял, мы запускали руки в наши собственные карманы. Ранее у меня сложилось впечатление, что игроки думали: "О, это просто работа для кого-то". Но теперь они знают, что происходит, и, в свою очередь, они удваивают свои усилия, чтобы убедиться, что мы можем добиться чего-то особенного.

И когда казалось, что все идет идеально, произошла вспышка лихорадки Эбола - и футбол стал второстепенным вопросом...

- Мы подумали: а что мы могли бы сделать, чтобы вернуть улыбки на лица народа? Ведь футбол - вторая религия в Сьерра-Леоне, и когда национальная команда выигрывает, национальное сознание поднимается выше. Мы взяли на себя обязательство продолжать побеждать, чтобы попытаться претендовать на Кубок африканских наций, и люди в стране могли почувствовать себя немного лучше, перевернув страницу ужасной гражданской войны, которая закончилась лишь 10 лет назад... К сожалению, мы все попали в это [в Эболу] - и план не сработал

События развивались в худшую сторону - с пугающей быстротой... 

Сначала сборная Сейшельских островов отказалась ехать в Сьерра-Леоне после домашнего матча, боясь заражения Эболой, презрев получение технического поражения, которое открыло перед "Львами" дорогу в групповой этап, где их ждали тяжеловесы Африки - Дидье Дрогба и его ивуарийцы, а также грозный Камерун.

Но и это было еще не все. Африканская Конфедерация Футбола постановила, что сборная Сьерра-Леоне не могла играть свои матчи дома. И без того сложная задача становится совсем уж невозможной.

- В футболе, хозяева, как правило, выигрывают с вероятностью в 50%, 30% - это ничья и только 20% - выездная победа. В Африке же домашняя команда выигрывает с вероятностью 65 или 70%. Таким образом, отказ от дома лег на нас тяжким бременем. На моей последней игре, против ДР Конго, было 17 000 болельщиков, которые просто пели "Эбола, лихорадка Эбола, лихорадка Эбола", давя на нас. Атмосфера была трудной. Это заставило игроков быть недовольными тем, что люди издевались над ситуацией на их родине. Игроки Сьерра-Леоне нашли оппонентов, не желавших пожать руку, гостиницы не хотели их принимать, а правительства были в неопределенности, разрешать ли им въезд. Люди боятся того, что им не известно. Отель постоянно проверялся там, где мы шли, проходили ежедневные медицинские осмотры моих игроков. Это не слишком сложно технически, но это влияло на психическое состояние игроков.

В сентябре сборную Сьерра-Леоне ожидал первый матч в отборочной группе за право квалифицироваться на Кубок Африканских Наций - на выезде против Кот-Д'Ивуара. За неделю до отъезда Маккинстри всё ещё не был уверен, будут ли он и его игроки допущены в страну. Путаница привела к тому, что некоторые игроки вынуждены были приобрести собственные билеты на самолет. Другие приехали в ночь перед игрой.

- 80% игроков выступало в приличных лигах, и они смогли купить билет сами и получили деньги назад, когда предъявили квитанции. Я ощущал, что нам нужно больше времени для тренировки перед матчем с Ивуаром. Игроки поняли это и использовали свои кредитные карты. Но было 20% тех, кто не мог себе этого позволить, кто только начинал свою карьеру. Им пришлось ждать, пока их билеты пришлют из Сьерра-Леоне. В итоге все прибыли в Абиджан к 8 вечера пятницы. А играли мы уже в субботу днем.

 

Сьерра-Леоне лидировало в течение часа, но в итоге проиграло - 1:2. График требовал отлета в ту же ночь, в 11 вечера, в ДР Конго для "домашнего" отборочного матча, где конголезцы выступили номинальными "гостями". Все попытки перенести матч в Гану или в Марокко провалились - только Конго.

- Мы прибыли в наш отель в 10 вечера в понедельник, будучи в пути и в аэропортах практически два дня. Последствия ситуации, в которой мы оказались, были видны в среду - летаргический характер матча... Игроки пытались показать самое лучшее, но иногда то, что хочет ум, тело сделать не в состоянии.

Команда Джона проиграла со счётом 0:2 - и он оказался под давлением. В середине сентября он был в здании Футбольной Ассоциации Сьерра-Леоне, общаясь с чиновниками и планируя следующий матч против Камеруна. После встречи он сел в машину и поехал на базу Академии - к себе домой. 

- Я ехал в свою академию через горный перевал, когда на мою почту пришло сообщение. В нем было письмо, подписанное одним из чиновников ассоциации, с которым я говорил менее двух часов назад, о разрыве моего контракта. Моей первой мыслью было "Да вы издеваетесь", ведь такие вещи делаются иначе. Я развернул машину, и поехал обратно, но не для того, чтобы спорить, а просто пожать всем руки, поблагодарить и пожелать друг другу удачи. Эти 18 месяцев были очень приятными...  

Маккинстри испытывает неутоляемый аппетит к футболу, к обучению игроков, он этим живёт и дышит. Его страсть к приключениям означает, что прогнозировать его следующий шаг не так уж и просто.

- Моей долгосрочной целью всегда было желание работать на профессиональном уровне день за днём. Я открыт абсолютно для всех. Может быть, Африка? Совершенно верно. Но это может быть Америка - или же снова Европа. Если я возьму что-то новое, я хочу, чтобы это было интересно. Это сохраняет молодость.

 

На Новый год у него запланирован ряд встреч в Азии. Это не человек, который делает что-то по книге. Он является тренером с 15 лет, и у него уже много миль за плечами. Юный фан "Ньюкасл Юнайтед" все еще мечтает возглавить клуб с "Сент-Джеймс Парк" или вести родную Северную Ирландию.

"Ничего не сделает меня более гордым и не заставит сердце выпрыгивать из груди, чем эти две возможности в моей карьере". 

 

Карьерный путь Джона Маккинстри:

16.07.1985 - Родился в Лисберне, Белфаст, Северная Ирландия

2005-2007 - Студент-тренер, Университет Нортумбрии, Ньюкасл, Англия

2006 (6 недель) - Студент-тренер, с Right To Dream Academy, Гана

2007-2009 - Тренер в Академии, "Нью-Йорк Ред Буллз", Нью-Йорк, США 

2010-2011 - Технический директор "Академии Крейга Беллами", Фритаун, Сьерра-Леоне

2011-2014 - Менеджер "Академии Крейга Беллами", Фритаун, Сьерра-Леоне

2013-2014  - Главный тренер сборной Сьерра-Леоне 

 

В материале использовалась информация с личного сайта Джона Маккинстри, Irish Examiner и сайта BBC. Перевод: Анатолий Максимов (Erinak), редакция - Влад Иванов (Weakteams).

 

Вы можете обсудить и оценить данный текст нашем блоге на sports.ru - 

http://www.sports.ru/tribuna/blogs/weakteams/720051.html

 

Подписывайтесь на наш блог, присоединяйтесь к нам в других социальных сетях!

                 

Категория: CAF | Просмотров: 728 | Добавил: Erinak | Теги: каф, Кубок Африки, сборная Сьерра-Леоне
партнёрские баннеры..
Фантазии не хватает....

Последние комментарии

Опрос

Какой ваш самый любимый матч, закончившийся успешынм результатом для "слабой" команды?
Всего ответов: 248

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Free counters!